Павел Арсеньев ОФФЛАЙН

Машины передают
Поэт умирает
Время идет

Несколько изображений, обозначающих реальных людей,
Некоторые из которых тоже считаются поэтами,
Начинают мелькать репликами с поспешными соболезнованиями
Их слова натянуты, неуместны, наконец, лживыИх слова,
Передаваемые машинами
После смерти поэта.Внезапно этот поток нулей и их визави
Обращается вспять,
И выясняется, что это еще не конец,
Что у поэзии с небытием
Давние счеты и несписанные в долги,
В счет которых возможно и было допущено подобное воз-
вращение.

Выясняется, что машинам здесь остается нервно курить в ожидании,
Что они вообще не знают как себя вести «в такой ситуации»,
Что они могут только топить в потоке слова,
Пока те не сгустятся до состоянья поэзии, то есть смерти
коммуникации,
что уже не удастся перевести в фоновый режим,
в режим уже имевшего место оповещения,
отключить эту опцию, настроить интерфейс поудобнее.

Только ради этого уже стоило выкинуть такой трюк
На прощание.

В конце концов это просто-напросто старомодно,
Скажет самый наглых из неразлогинившихся поэтов,
Смерть старомодна, поэзия будущего будет состоять из единиц и нулей,
Она уже из них состоит,
Старомодно присутствовать у одра, полностью быть в одном месте.
Ведь в это время можно делать столько интересных вещей
С машиной самого языка.

Эти слова,
Передаваемые машинами,
К сожалению уже не будут иметь никакой связи.

Advertisements

Olga Ryaboukhina’s contribution.

Jenny Holzer’s ‘Truisms’
Jenny Holzer was brought up as an American artist in 1970s. She is famous for her word lines, placed at the street walls, brandmauers, neon tableaux right inside the NYC belly. It was different obvious fraises: ‘off charge advices’, wise thoughts, short expressions dropping a hint. For instance, a man can’t know what it is to be a mother or freedom is a luxury, not a necessity.
Jenny Holzer had made a great collection of them up to 1979, some hundreds or so. But before that she’d embodied the first project of her.
The ‘Truisms’ series of Jenny Holzer started up in 1977 at the streets of Manhattan. In the beginning young artist glued her ‘advertising lists’ by herself. But soon afterwards she was given some time and space at the banners’ surface. The first fraises in neon were money creates taste and this one:

The ‘Truisms’ were talking in different voices, expressing someone’s opinion or contradicting it. Sometimes it came over as a provocation. Nevertheless, all these messages appeared by surprise in public spaces, where you can expect anything obvious, like advertising. Instead you see another commonplace, but right here it becomes an extraordinarity, shouting aloud at you.

Below is Jenny Holzer herself. Today she continues working with language and fraises projected on buildings’ walls. Her language has a bit changed, but it is still kind of provocation.

Olga Ryaboukhina

Art and Language

Intro

Ecstatic Alphabets/Heaps of Language