Манифесты итальянского футуризма

   Говоря о высвобождении слова из своих же собственных границ, да и вообще, о слове как таковом, обойти стороной манифест итальянского футуризма просто неприлично. Манифест Филиппо Томазо Маринетти, отвергающий все логические связи на которых зиждется и система языка и всего общества как такового, позволил одному из критиков назвать футуризм великим опьянением современностью. Чего стоит одна только выдержка: «…жизнь мотора волнует больше, чем улыбка или слезы женщины». Одной этой фразой Маринетта переворачивает веками оттачиваемое искусство изящной словесности, следуя заветам которого поэзия должна воспевать красоту, но никак не скорость и технический прогресс.

 Футуризм вошел в историю искусства как течение революционное и бунтарское уже хотя бы потому, что его создатели принимали будущее несколько  с экзальтированным оптимизмом. Маринетти прокламировал свои идеи: « …тогда как литература до сего времени превозносила бездеятельную мечтательность, экстаз и сон, мы хотим превозносить агрессивное движение, лихорадочную бессонницу, быстрое движение, опасные прыжки, пощечину и удар кулака… Мы хотим прославить войну – единственную гигиену мира… Мы хотим разрушить музеи, библиотеки, бороться против морализма и фетишизма… Мы будем воспевать огромные толпы, волнуемые трудом, погоней за удовольствием или возмущением, прожорливые вокзалы, заводы, мосты, локомотивы с широкой грудью, которые несутся по рельсам, подобно огромным стальным коням… Наше сердце не испытывает ни малейшей усталости! Ибо оно вскормлено огнем, ненавистью и быстротой».

Imageфесты 

  Но революционность футуристского проекта состояла даже не в вознесении на пьедестал машины и превращении техники будущего в новый идол. Основу футуризма составило именно стремление вывернуть наизнанку все устоявшиеся связи, правила и синтаксис языка. В первую очередь, стоит отметить, что для воспевания агрессии и лихорадки во все ее проявлениях необходимо изменить сам язык, то есть инструмент для выражения новых идей. Это и привело к призыву к экономии литературных средств, а затем и к разрушению общепринятого синтаксиса. Разрывая привычные логические цепочки Маринетти стремился «привести в движение слова на свободе, которые разламывают границы литературы, двигаясь в сторону живописи, музыки, искусства шумов и перекидывая великолепный мост между словом и реальной вещью».

Любавина Лиза 

Advertisements
  1. По этому поводу много что писал Гройс, но напишу и я. Деструктивная энергия футуризма очень заразительна, но не особо продолжительна: собственно, было же всего два всплеска, но современный поэтический нетарт Италии до сих пор не может отойти. И дадаисты с флюксусом потом тоже долго разлагали слова на звуки, но можно же разложить до какого-то 0-звука, такого черного квадрата для звуков, и дальше изменить направление и начать наконец-то что-то созидать.
    В общем, всё графично, хорошо, значимо и исчерпано.

  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: