Текст в работах Баскиа

Жан-Мишель Баскиа, как гласит легенда, родился в благополучной семье Бруклина. Он сбегает из дома в возрасте 17 лет, за год до своего выпуска из City-As-School. Многие говорят о «мифе Баскиа» – истории, сотворенной им самим, уместней даже сказать брэнде, который Баскиа создал, избирая жизнь отверженного художника эпохи романтической живописи, подобно Ван Гогу. Сбежав из дома, художник долгое время не имел постоянного адреса, в связи с чем существует множество легенд о богатых женщинах, которые забирали его на ночь, о вечеринках в клубах всю ночь на пролет, на которые он ходил чтобы было где поспать, о ночевках в коробках и прочих. Баскиа избрал для себя путь уличного художника, обращающегося к совим природным корням, что было чрезвычайно кстати для арт мира 1980 годов в Нью-Йорке. Последним важным, и в тоже время трагическим, событием в формировании «мифа Баскиа» стала его смерть от передозировки в возрасте 27 лет. Тем самым он попал в знаменитый «клуб 27» – рок звезд и прочих значимых людей, горевших очень ярко и оставивших мир в скорби от того, что они так много не успели сотворить.

Image

Во множестве своих работ Баскиа использует слова, фразы или просто буквы. Художник никогда не использовал текст как художественную форму, для Баскиа он всегда несет смысловую нагрузку. Художник работает с текстом как с живой субстанцией, иными словами, текст в его работах по насыщенности, экспрессивности, передачи чувства самого момента создания – подобен живой речи. Баскиа выдумывает слова, затрудняет чтение, что сводится к аналогии с бормотанием, инерционному желанию понять слова и невозможность этого, он повторяет фразы по несколько раз, создавая тем самым крик, вопрошание и настойчивость, часто текст становится лабиринтом, движимой силой картины.

Image

Чтобы понять что заставило Баскиа использовать текст в работах, какова причина этой необходимости, можно обратиться к самому началу истории – моменту когда он сбежал из дома. В это время со своим другом Al Diaz он создает объединение SAMO, что по сути является псевдонимом ко всем их граффити работам. Необходимо понимать, что арт рынок этого времени в Нью-Йорке переживает бум, искусство становится признаком достатка и роскоши, а также вновь осознается его предназначение как хорошего влажения средств. На фоне этого Баскиа с другом создают граффити по всему городу, критикующие материалистичное общество. С определенного времени развития нашей цевилизации, подобная критика никогда не утратит своей актуальности, однако в условиях того времени и ситуации в арт мире она была особенно кстати и сразу стала предметом обсуждения в обществе. В работах SAMO сразу признали высокую ценность, однако обычный человек, проходивший по улице, не воспринимал их как произведение искусства, он сталкивался с ними в своей обыденной жизни, что было противоположно ситуации, когда он подготавливается «смотреть искусство» в галерее.

Image

Image

Таким образом работы Баскиа стали криком, возгласом, прямым сообщением, важность которого была в сиюминутности, в быстроте реакции создания художником и считывания зрителем. Чем быстрей сообщение доходит до адресата, тем громче оно звучит в его сознании. Также благодаря специфики создания текста – быстрой реакции, она позволяет передать эмоциональность художника в один конкретный момент создания произведения. Позже, перейдя к живописи, экспрессия Баскиа в картинах, мазках, наложении красок, требовала такого же сильного и реального во временной протяженности средства передачи идеи. Текст стал идеальным форматом, который позволил художнику постоянно его перерабатывать. Особенность нашего восприятия заключается в том, что сами буквы имеет для нас огромное смысловое значние, если понимать их как звуки, стремящиеся что-то выразить или как перспектива смысла(слова). Таким образом Баскиа заполняет полотно буквами, которые не выливаются в единое слово или фразу, но которые создают информационное, смысловое поле. Мы улавливаем в нем переизбыточность информации, переход от улавливания смысла слова к самому осознанию наличия смысла, но нежелание его воспринимать. В некоторых картинах Баскиа использует только текст, как в «Eroica II», которая представляет собой выдержку из энциклопедии сленга, часто повторяющиеся символы с подписью «MAN DIES» и выделениями красного цвета. Обращаясь в названии к знаменитой Третей симфонии Бетховена, Баскиа пытается сопоставить героизм, рутинность жизни и смерть, которая происходит в ней.

Image

Image

Image

 

горюнова

Advertisements
  1. Баскиа вовремя “остановился” (то есть умер, простите меня за такое кощунство!) и остался в рамках “правильного” стрит-арта с его независимостью и вызовом. Сейчас исследователи или предрекают смерть стрит-арта, или даже констатируют ее в связи с тем, что изначально некоммерческое искусство активно монетизируется и успешно покупается. Более подробно на эту тему здесь http://artinvestment.ru/news/artnews/20110915_streetart.html
    А виноват, конечно, Бэнкси

  2. У Баскиа впервые за десятилетия история обрела каких-то действующих лиц — от мифологических Александра Македонского до святого Георгия, каким он изображен на скалах в пустыне Сахара, — и они были вызваны к жизни, стоит заметить, в суперсовременном городе со своим добром и злом, где весы в форме доллара склоняются в сторону “закона”, а не “бога”. Не удивительно, что тут персональная мифология — необходимый компонент. И тут, наверно, уместно вызвать ненадолго призрак Мишеля Фуко: слова жили в мире вместе с вещами еще очень-очень недавно.

  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: