Пруст,побежденный вещью или “феноменологические ящики” Дж. Корнелла и обретенное время

Image

Этот текст начинался как комментарий к посту Алексея Синицына «Стиховещи Бретона», но в процессе написания стал не укладываться в рамки формата. Поэтому сделан самостоятельным постом.

Понимание неполноты представления и ограниченности возможностей  слова, очевидно, всегда ощущалось наиболее чуткими художниками. Но к  30-м годам эта дилемма была реактуализирована с особой отчетливостью. У сюрреалистов- на волне популярности  фрейдистских теорий, интереса к эзотерическим учениям, исследованиям того, что принято называть subconscious и unconscious –появляются радикальные попытки переосмыслить эту проблему. В художественной сфере именно  среди сюрреалистов наиболее явно ощущается желание разорвать порочный круг скованности словом. Не удивительно, что именно  А. Бретон со своими стиховещами стал тем, кому удалось сделать отчетливый рывок в этом направлении. Собственно, в позиции художественного первооткрывателя он оказывался не единожды.

У Бретона материальный объект становится на место слова, дополняя текст, насыщая его  теми смыслами, что неизбежно ускользают вследствие несовершенств языка. Так, вещь и слово у художника «работают» вместе. Художник-поэт, тем не менее, не выходит за границы этой связки, не доверяет вещи в полной мере. Как справедливо заметил Алексей в своем посте, Бретон снабжает свои работы словесными комментариями, скорее всего, именно из опасений полностью делегировать объекту функции слова.

Следующим -принципиально важным для развития художественных практик- шагом в направлении «эмансипации» вещи становится творчество Дж. Корнелла. Исключительно интересное и тонкое, его искусство вещей, к сожалению, не известно в России в том масштабе, котором заслуживает.

Если у Бретона объект инсталлируется в словесную конструкцию, обогащая и дополняя ее, но, тем не менее, не являясь полноценным высказыванием, то у Корнелла вещи-говорят. Говорят самодостаточно. И не требуют к себе дополнительных комментариев .

Квинтэссенцией творчества Дж.Корнелла  стали его удивительные объекты- ящики, наполненные вещами. Ящик-сундук , идеальная емкость, структурированное вместилище- раскрывается как башляровский поэтический образ.  Каждый из включенных предметов рассказывает свою историю, формируя метаисторию конкретного ящика. Собранные вместе, голоса вещей сливаются в единый поток-ощущение, воспоминание-переживание. Иными словами, то, что искусство всегда стремилось ухватить- жизнь в ее феноменологическом явлении человеку.

В ящиках Корнелла нередко фигурируют слова и знаки- написанные, напечатанные, выложенные из фрагментов. Но удивительным образом бретоновская ситуация вещи-в-помощь-слову переворачивается: так, уже слово становится лишь одним из вспомогательных элементов нарратива вещи.Image

Несколько сгруппированных объектов  оказываются способны  вместить в себя больше «авторского», лучше рассказать о невыразимой бытийности , феноменологическом переживании  жизни-чем тысячи слов. Так, в свои ящики Корнелл помещает цельные «срезы» жизни и обретает прустовское утраченное время.

Терехова Маша

Advertisements
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: