“Слова и вещи” у Рене Магритта

  По поводу своих картин Магритт говорил: “Названия выбраны таким образом, что они не дают поместить мои картины в область привычного, туда, где автоматизм мысли непременно сработает, чтобы предотвратить беспокойство”.[1]

  Тогда как работы Магритта заставляют изрядно побеспокоиться, когда зритель внезапно узнает, что трубка-это и вовсе не трубка. Вот тут уже проходит разлом между означаемым и означающим, закрепленными в сознании многовековой культурой. Но надламывая привычную схему, Магритт на самом деле не противоречит логике, нарушая лишь автоматизм восприятия. И действительно, изображение трубки этой само трубкой не является. В сюрреализме логика обнаружает себя за привычной семиотической сеткой, идущей по пути упрощения. Присвоение объектам имен может быть воспринято как попытка присвоения себе мира и вещей, его наполняющих. В этом случае мир, такой уютный и привычный, кажется как будто бы знакомым, а значит, безопасным. Но это как раз таки самая опасная иллюзия.

  Сюрреализм, тесно сплетенный с психоанализом, работает по принципу фрейдовских оговорок. Как бессознательное выдает себя зазорами в фразах, которые должны были прозвучать иначе, так и на полотнах сюрреализма состыковывается несочетаемое, что проводит к порождению новых смыслов. Слова и вещи подаются в отрыве от их привычного устоявшегося значения. Рене Магритт вносит смуту во все традиционные отношения между языком и образом.  «Старинное тождество между сходством и утверждением Кандинский устраняет одним полновластным жестом, избавляя живопись от того и другого. Магритт же действует через разъединение: разорвать между ними связь, установить их неравенство, заставить каждое из них вести свою собственную игру, поддержать то, что проявляет природу живописи, в ущерб тому, что ближе к дискурсу»[2].

 
Любавина Лиза
ImageImage


[2] Фуко М. Это не трубка. М., 1999 

Advertisements
  1. Это всё же, скорее, не сюрреалистично, а весьма и весьма концептуально, Кошута на вас нет. Сюрреалисты, наоборот, желали не разделять, а соединить что-то несовместимое, в игры с бессмысленной последовательностью слов играть и любили муравьедов.
    Так что Магритт тут не такой уж образцовый пример, даже, простите за каламбур, рвет шаблон. Так что трубка-нетрубка — тоже своеобразная оговорка.

  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: