Визуальная поэзия футуристов

Стирание жанровых границ – явление типичное для двадцатого века, находящегося в беспрестанном поиске новых форм. В качестве примера можно назвать визуальную поэзию, феномен, проходящий по границе литературы и графики. Получается, что произведения такого рода создаются по принципу двойного кодирования, когда смыслы, заложенные в работу, покоятся одновременно на двух уровнях. С одной стороны, значение задается самим словом, за которым закреплена устоявшаяся сигнификация, с другой: его графической формой, которая может вступать в конфликт с первым уровнем смысла или же, наоборот, дополнять его.

Эксперименты со словом и его изображением стали неотъемлемой частью искусства футуристов. Свои книги создает A. Крученых, шрифтовые стихотворения- Зданевич и Терентьев, но дальше всех пошел В. Хлебников. Самой смелой попыткой работы со словом можно назвать именно идею Хлебникова, мечтавшего создать новый алфавит. Если вся традиционная культура, столь ненавистная футуристам, зиждется на языке, то, сломав привычную семиотическую систему, можно перевернуть и весь дискурс. Футуристы заставляют слова крутиться и переворачиваться, изменяя привычным смыслам. Подрыв привычного мышления, наверное, был самой амбициозной целью проекта футуризма. Художники не позволяют своему читателю/зрителю следовать за привычкой, заставляя его изворачиваться, чтобы расшифровать письмена. А это действительно непросто. Текст футуристов изогнут так, что под привычным углом зрения его читать невозможно даже при большом желании.

22

Хитросплетения букв, заставляя читателя ломать отлаженные схемы, создают совершенно уникальный штучный товар, когда мир уже начинает вставать на конвейер. Отстаивая индивидуальное своеобразие, произведения футуристов контрапунктом звучат эпохе, которая их породила. Два режима, изначально обещавшие возвестить радикально новую эру, тот самый «futurum», которым грезили поэты и художники, очень скоро затвердевают в форме жесткого тоталитарного диктата. Итальянский фашизм, на фоне которого Маринетти говорит о свободе, в которой должны находиться слова, и советская диктатура, при которой Крученых вырисовывает буквы своих книг. В рамках этих режимов прописано каждое слово. За каждым из слов закреплено значение. С каждым из значений нельзя спорить.

 getty_tumbВпрочем, любая идеология претендует на такой же тотальный диктат смыслов. Футуристы же выступают против обезличивания и тотальной нивелировки. Говорят, что границы предельно условны и ничего не стоит их перейти.

Лиза Любавина

Advertisements
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s